Карьерный взлет выпускницы New York Film Academy Эми Райт

Выпускница факультета “Режиссура документального кино” New York Film Academy Эми Райт продолжает свой успешный карьерный взлет. В марте, она победила в номинации “Лучший короткометражный фильм” на кинофестивале Washington Film Festival в Белом Доме. А сейчас, она работает над созданием нового документального фильма вместе с Дарит Чисольм – вдохновленной активисткой, завоевавшей премию Эмми. Эми Райт – молодой продюсер и документалист – смогла найти время и поделиться с журналистами NYFA своим видением важных тем, вставших во главе ее проектов, своими планами на будущее, и тем, как изменить стереотипное представление о чернокожем населении.

NYFA: Расскажите пожалуйста о своем становлении в индустрии кинопроизводства? Что привлекло вас к документальному кино, и почему вы остановили свой выбор на New York Film Academy?

ЭР: К документальному кино я пришла окольными путями. Во первых, я всегда любила документальные фильмы. В детстве я смотрела их с дедушкой, именно поэтому этот жанр вызывает во мне теплые чувства.

Я изучала театр в старших классах и в колледже, искусство всегда было частью моей жизни. Но после окончания учебы, я переехала в Нью-Йорк, где поступила в институт LIU на высшее образование по профессии школьный учитель. Мне нравилось работать учителем с детьми, но я стала замечать все больше и больше проблем в системе образования, которые затрагивали некоторых из моих учеников (малоимущих, другого цвета кожи, иммигрантов, инвалидов).

Я не могла больше все это терпеть и приняла решение оставить эту профессию. Я не знала, чем буду заниматься дальше. Как раз тогда, проходя по Юнион-сквер, я увидела на автобусной остановке рекламное объявление: “Изучение документального кино”. Во мне что-то щелкнуло.

В то время канал Netflix начал расширять каталог документальных фильмов, и я смотрела их по несколько раз в неделю. Тогда я только что посмотрела фильм “The Black Power Mixtape” и была сильно вдохновлена. Я видела в этом и искусство, и способ изменить вещи, которые я не могла принять в нашем мире.

При первой же возможности я отправилась на день открытых дверей в New York Film Academy, узнала детали программы обучения и была полностью очарована идеей обучения на практике. Через месяц, я уволилась из департамента образования! Я закончила учебный год в школе где я учила, а в сентябре начала обучение в NYFA и больше никогда не оглядывалась назад.

Screen-Shot-2018-02-26-at-4.45.25-PM

Эми Райт и Андреа Свифт на кинофестивале в марте

NYFA: Что вдохновляет вас как режиссера больше всего?

ЭР: Я думаю, больше всего меня вдохновляют положительные изменения, как в обществе, так и просто в одном человеке. Меня вдохновляет, когда я вижу человека или группу людей, столь страстно верящих во что-то, что они создают фильм, чтобы изменить мир к лучшему.

Я думаю о таких фильмах, как “Blackfish”, и мне интересно: знали ли режиссеры, снявшие этот фильм, какое влияние он окажет на жизнь китов в неволе? Как режиссера, меня заряжает и вдохновляет идея возможности поделиться через фильм чем-то очень важным, в частности – историями чернокожих американцев. Возможно, это изменит систему, или хотя бы образ мышления людей в отношении данной проблемы.

NYFA: Вы упомянули, что ваш тезисный фильм “Legacy” был вдохновлен вашим дедушкой. Пожалуйста расскажите о процессе производства фильма?

ЭР: В столь занятое время, как второй семестр программы “Режиссура документального кино” в NYFA, я решила снять документальный фильм о системе образования, поскольку уже многое знала о проблемах, с которыми сталкиваются чернокожие студенты-инвалиды в школах. Но уже в процессе продакшна мы столкнулись со множеством препятствий и проблем, и не смогли получить доступ к необходимым материалам в условиях ограниченного времени. Пришлось срочно придумывать план Б.

Случилось так, что по пути в аэропорт JFK я проезжала мимо конюшен, которые уже видела миллион раз раньше. Я увидела вывеску “Федерация чернокожих ковбоев” и поняла, что станет моей историей.

Что-то в работе с документальными фильмами заставляет вас смотреть на мир немного осторожнее. Мне показалось, что эта вывеска была знаком, который мне было суждено заметить. К тому же, в детстве мой дедушка каждый год водил нас на родео для чернокожих Bill Pickett Invitational Rodeo, и на парад Black Cowboy в Окленде. Поэтому, мне казалось, что воплотить в жизнь эту цель будет не сложно.

MV5BNmE0MWYyZTItOTdjMy00ZmEzLWIxMGItMzE1ZWFlNGExYzgxXkEyXkFqcGdeQXVyNDg3NTMwNQ@@._V1_SX1777_CR001777420_AL_-1024x242

NYFA: Черная федерация ковбоев рассказывает о своей миссии по продвижению и распространению знаний о “Черном Западе”. А что значит Черный Запад для вас, особенно после вашего опыта создания фильма “Legacy“?

ЭР: Для меня Черный Запад – это там, где люди. Я знаю, что для многих освобожденных мужчин и женщин, Запад представлял собой место без цепей или границ, освобождение от репрессивного Юга. Конечно, мы знаем, что в те времена не было такого места на земле, где чернокожий человек мог бы жить без надвигающегося белого господства и страха за свою жизнь. Однако Запад был воспет как место, где человек мог стать свободным и двинуться вперед, в светлое будущее. Чернокожие люди хватались за эту возможность и никогда не оглядывались назад. Такие легенды, как Басс Ривз и Мэри Филдс, и даже изгои- как чернокожий ковбой Nat «Deadwood Dick» Love- смогли выйти из оков, несмотря на то, что родились они в рабстве. Сегодня, потомки этой ковбойской традиции несут в себе Черный Запад, где бы они ни находились, будь то Окленд, Комптон, Талса, Шарлотта, Филадельфия или даже Бруклин.

NYFA: Фильм “Legacy” был показан на кинофестивале DOC NYC, а также выиграл в номинации “Лучший короткометражный фильм” на кинофестивале Washington Film Festival в Белом доме, и это потрясающе! Как это произошло, и что вы чувствовали в тот момент?

ЭР: Я не могу рассказать об этом, не упомянув прежде руководителя программы “Режиссура документального кино” New York Film Academy в Нью-Йорке – Андреа Свифт. У этой прекрасной женщины есть сноровка и знания, необходимые помочь ее студентам оказаться в нужном месте в нужное время. Именно она познакомила нас с нужными людьми и подготовила нас к успеху.

Мой класс 2015 года был первым, чьи работы были показаны на кинофестивале DOC NYC U. Это была невероятная возможность выделиться. Поверьте мне на слово, показывать свой фильм на одном уровне с учениками NYU и Columbia многого стоит… Документальные фильмы студентов NYFA оказались довольно сильными! Показ моего фильма на таком крупном кинофестивале документального кино, да еще и спустя такое короткое время после окончания учебы,- это был фантастический опыт! Я разместила об этом пост в Instagram, и Аве ДюВерней он понравился. Она его даже прокомментировала… я чуть не взорвалась от волнения!

Во время фестиваля Андреа познакомила меня с женщиной, составляющей программы фестиваля в Вашингтоне – Опал Беннетт. Так получилось, что в тот момент она составляла программу на март. Она предложила мне поучаствовать, и я согласилась. Я была так счастлива что мой фильм приняли к показу на кинофестивале в Вашингтоне. Я и понятия не имела, что это- конкурс. Можете представить, какой шок я испытала всего через несколько недель, узнав, что я победила в номинации “Лучший короткометражный фильм”.

И тут, к еще большему волнению, мы узнали, что показ состоится в The Obama White House! На самом деле, для меня показ оказался не только сладким, но и горьким. В тот же день я позвонила дедушке с приглашением на показ. Он покинул нас очень неожиданно позже в тот же день. Мой дедушка был огромным вдохновением для этого фильма, но не смог принять участие в том специальном показе… Это был для меня очень эмоциональный день.

“Legacy” Trailer from Amy Wright on Vimeo.

NYFA: Мы часто видим черную культуру и черных женщин, как в кадре, так и за кулисами, которые исполняют второстепенные роли или находятся в подчинении. Как женщина-режиссер, борющаяся за права меньшинств, какие истории вы считаете еще нужно рассказать?

ЭР: Я считаю, что сейчас произошел большой рывок к показу фильмов, которые противостоят основным сложившимся понятиям о чернокожих людях, и в частности- о женщинах. У нас есть фильм “Черная пантера”, – настоящий блокбастер о не колонизированных чернокожих людях из Африки. Что само по себе прогресс. И снят он был женщиной! Настоящий боевик, а снят женщиной.

Видимость- это ключ. Лично я хотела бы видеть больше историй о чернокожих людях, в которых не подчеркивается тот факт, что их кожа – другого цвета, ведь во многих отношениях понятие “чернокожий” – чисто политическое. Так здорово, когда мы видим фильмы, в которых говорится: “Эй, мы живем нормальной жизнью и как все остальные испытываем человеческие эмоции”.

В Детройте, прямо сейчас, есть люди, которые облагородили пустоши под пчеловодство. Так уж получилось, что они чернокожие. Меня воодушевляет, что мы делаем такие невероятные, но в то же время и такие обычные вещи- как и все остальные люди. Именно это я хотела бы чаще видеть в фильмах.

NYFA: Что вы планируете делать дальше? Можете поделиться предстоящими проектами?

ЭР: Прямо сейчас, я пишу и одновременно занимаюсь продюсированием захватывающего проекта «50 Shades of Silence», вместе с бывшим журналистом NBC Дариет Чисолм. Фильм рассказывает об ее ужасном опыте с порноместью, а также о ее миссии сделать все возможное, чтобы был принят закон, защищающий жертв и наказывающий виновных. Недавно, нас показали на Dr. Oz и в The Today Show с Меган Келли – обязательно посмотрите!

Кроме того, я разрабатываю еще один (в настоящее время без названия) документальный фильм о Шривпорте. Эта история очень близка и дорога моему сердцу. В 2010 году шесть чернокожих детей утонули в Красной реке в Шривпорте, пытаясь спасти своего друга. Тот друг выжил. Это трагедия, которая потрясла все сообщество. До сих пор в Шривпорте происходят волнующие последствия этой трагедии. Но большего я не скажу, не хочу раскрывать все детали.

New York Film Academy благодарит Эми Райт за интересную и познавательную беседу. Подробнее о фильме “50 Shades of Silence” вы можете найти здесь.

Share this:

Comments are closed.